Наталья Заболотная, директор «Мистецького арсенала» и куратор выставки «Великое и величественное», которая завтра откроется в музее, закрасила чёрной краской настенную картину украинского художника Владимира Кузнецова «Колиивщина: Страшный суд», на которой он изобразил представителей власти и церковников в аду. Как сообщил художник на своей странице в Facebook, его работу сняли с экспозиции и запретили ему вход на выставку.

Ситуация: Кузнецов, Ройтбурд, Кадан — о цензуре в «Мистецьком арсенале». Зображення № 1.

Ситуация: Кузнецов, Ройтбурд, Кадан — о цензуре в «Мистецьком арсенале». Зображення № 2.

В комментарии газете «Левый берег» Наталья Заболотная сообщила, что не жалеет о содеянном, и предложила считать уничтожение картины её собственным перформансом. «Выставка „Великое и величественное“ должна вызывать гордость за государство, в котором мы живём, гордость за то, что у нас есть такие художники, которые будет выставлены в рамках проекта, — объяснила журналистам Заболотная. — Нельзя ругать родину, как нельзя ругать мать. Всё, что сказано против родины, я считаю аморальным».

The Village спросил у Кузнецова и у других художников, что они думают по этому поводу. 

  

Ситуация: Кузнецов, Ройтбурд, Кадан — о цензуре в «Мистецьком арсенале». Зображення № 3.

Владимир Кузнецов

автор работы

Наталья Заболотная четыре дня была рядом с работой, пока я её создавал, и видела, что я рисую. В последний день она решила её закрасить, объясняя это тем, что готовая работа не совпадает с заранее утверждённым эскизом. Возможно, на неё было оказано давление. Тем не менее это не оправдывает уничтожение работы. Меня даже не предупредили, что мою роспись закрасят чёрной краской. Несмотря на всё это, мне пообещали выплатить гонорар, но я его не возьму.

  

Ситуация: Кузнецов, Ройтбурд, Кадан — о цензуре в «Мистецьком арсенале». Зображення № 4.

Александр Ройтбурд

художник

Нужно отметить, что это была не картина, а стенная роспись размером десять метров в длину и около четырёх — в высоту. Исходя из таких масштабов, я с трудом представляю себе Заболотную, которая самостоятельно закрашивала её чёрной краской. Так как это была стенная роспись, она так или иначе подлежала уничтожению после выставки. Жест Заболотной не был актом вандализма, он был актом цензуры. Заболотная, как куратор, имеет на это право. Почему-то скандал разгорелся только вокруг росписи Кузнецова, хотя картину Василия Цаголова тоже сняли с выставки по аналогичной причине.

Если Заболотная хотела сделать выставку бесконфликтной, не нужно было приглашать к участию этих художников. А если всё же пригласили, нужно было оговаривать условия. У Кузнецова был выбор — отказаться или участвовать. Он пошёл на скандал — рисуя картину, он отдавал себе отчёт в своих действиях. Если выставку готовили под приезд Януковича с Путиным и патриархом Кириллом, то ясно, что изображать Pussy Riot и попов, горящих в аду, это провокация. В данном контексте работа была направлена на то, чтобы накалить страсти.

Итогом может оказаться отношение художников к «Арсеналу» — на данный момент это главный форум украинского искусства. В этом качестве он может прекратить своё существование. Мои картины тоже будут на выставке, я решил их оттуда не забирать, чтобы не усугублять положение «Арсенала». Впредь я зарёкся участвовать в подобных выставках.

  

Ситуация: Кузнецов, Ройтбурд, Кадан — о цензуре в «Мистецьком арсенале». Зображення № 5.

Никита Кадан

художник

Исходя из того, что выставка задумывалась как единение власти и церкви, такие последствия вполне логичны. Все знают, что от украинских институций можно ждать цензуры. К тому же сегодня под Лаврой в 18:30 активисты собираются провести акцию протеста против объединения государства и церкви, в частности против влияния церкви на культурную и образовательную политику. Теперь для этой акции будет ещё больше поводов.

Действие Заболотной — это перформативный жест, такой же, как и цензура выставки «Украинское тело» Сергеем Квитом. Это не жест художника, это жест перепуганного бюрократа, который после начинает искать оправдания своим действиям. Я бы сказал, это жест страха. Заболотная должна была предупредить художников, что выставка является цензурированной, чтобы художники сразу решали, участвовать ли в ней. Я, например, заведомо отказался от участия, так как не симпатизирую идеологии выставки. Владимир Кузнецов внёс в свою работу критическую реплику, ему стоило ожидать, что акт цензуры произойдёт. Единственный способ бороться с этим — устраивать акции протеста. Например, мои работы висели на запрещённой Сергеем Квитом выставке «Украинское тело», но после наших акций репутация Квита была испорчена.

Я считаю, что эта ситуация — поворотный момент в судьбе «Арсенала». Они должны публично озвучить свою позицию по поводу этого акта цензуры и по поводу своей дальнейшей политики.

  

 
Фото: Владимир Кузнецов, Школа фотографии Виктора Марущенко