Организуемый при поддержке The Village проект Idea Breakfast — это утренние встречи за кофе с интересными и вдохновляющими людьми со всего мира. В разделе «События» публикуются анонсы предстоящих завтраков, а после каждой встречи на The Village — цитаты из выступлений и видео.

Гостем последнего Idea Breakfast стал Дарко Скульский — продюсер, один из крупнейших в Украине специалистов в сфере видеопродакшена. Дарко рассказал о собственном опыте ведения бизнеса, о том, как приводит иностранных клиентов на украинский рынок, и как в 16 лет заработал на первую машину.

На завтрак: Дарко Скульский — о бизнесе со школьной скамьи и работе с иностранными клиентами. Зображення № 1.

 

Дарко Скульский

 

Главный продюсер Radioaktive Film — одной из крупнейших украинских компаний, занимающихся производством рекламных и музыкальных роликов, а также кино. В багаже его компании сотни роликов для иностранных и отечественных брендов — Heineken, Stella Artois, Subaru, «Корона». Дарко считают «папой украинских продакшенов»: с 1998 года, когда была основана Radioaktive Film, он выучил и воспитал добрую половину всего продакшен-рынка Киева. Гражданин США.

 

Когда мне было 9 лет, через дорогу от нашего дома открылся салон игровых автоматов. Но родители не давали мне на него денег. Они говорили: «Когда сам будешь зарабатывать, тогда и будешь играть». В итоге я договорился с директором, что каждое утро буду счищать жвачку с полов его салона, а взамен получать 5 долларов в монетах на игры в автоматах. Ещё в детстве я понял, что договориться можно о чём угодно.

С 13 лет четыре дня в неделю я мыл посуду в ресторане родителей, потому что на 16-летие я хотел машину. И в 16 лет купил себе Camaro-кабриолет, я был первым в колледже на такой машине.

Я учился в School of International Business, и преподаватели мне помогали, потому что я занимался бизнесом. Я пропускал много занятий, и к экзаменам они давали мне списки вопросов. Что я делал? Я продавал эти вопросы однокурсникам. Не все и не всем, а где-то 60 % класса, и зарабатывал на этом.

Тут я слышу, что есть фестиваль рекламы в Каннах. И говорю своему другу, партнёру Роме (Роману Киндрачуку. — Прим. ред.): надо ехать и убеждать всех приезжать снимать в Украину. Конечно, было страшно: я ничего не знал о продакшене, я ничего не знал о рекламе. Но я приехал туда и понял, что это — just a party! Я начал знакомиться, дружить с молодыми режиссёрами: у них больше возможностей здесь и они более подвижные. Так мы начали снимать.

 

 

 

 

Ещё в детстве я понял, что договориться можно о чём угодно.

 

 

 

 

В 1998 году приходит кризис, но мы продолжаем работать для иностранного рынка, потому что в Украине становится снимать всё дешевле и дешевле. Мы снимаем где-то по 15 проектов в год, при этом ведём себя настолько непрофессионально, сводя свою работу к постоянным вечеринкам, превращая кризис в непрекращающийся праздник. 

В 2001-м мы делаем свой по-настоящему большой проект. И где-то в это же время украинская реклама становится более серьёзной. Рынок начинает расти, и он становится нам более интересен.

Мы быстро поняли, что это уже не просто fun и что нам надо становиться более серьёзными.

2004—2007 год — мы покупаем свой офис, выигрываем своего первого «Каннского льва» и начинаем снимать уже серьёзную рекламу мирового уровня.

Сейчас мы всегда стараемся делать что-то новое и двигаться постоянно вперёд — это очень важно для любого бизнеса.

У нас есть идеи на будущее — я вам о них сейчас не буду рассказывать, конкуренции и так достаточно. Рынок Украины растёт, проекты и бюджеты, которые вышли в этом году, уже во многом больше бюджетов, которые мы видим за рубежом.

 

 

 

 

Сейчас мы всегда стараемся делать что-то новое и двигаться постоянно вперёд — это очень важно для любого бизнеса.

 

 

 

 

Когда мы работаем с большими компаниями, у них, как правило, есть небольшая дополнительная команда, которая снимает дополнительный материал, чтобы потом сделать из него онлайновое интерактивное предложение. Это видимый тренд сейчас. На Западе этого очень много, и здесь тоже появляется.

В Украине очень трудно встретить хорошую идею, которая осталась хорошей до конца.

Мы все думаем, что там (На западном рынке. — Прим. ред.) всё офигенно! Мы думаем, что какой-то creative создаёт идею, и режиссёр работает так, как он захочет. А из нашего опыта мы знаем, что мы даём идею, и в 85 % случаев приходит пять агентств, пять клиентов и есть десять режиссёров, кроме того человека, который должен делать свою работу... На самом деле там то же самое, факапы случаются, забывают мейкап, забывают продукт у себя дома. Конечно, там другой уровень идей. Но мы видим те же самые проблемы, которые есть между продакшенами и агентствами, агентствами и клиентами. Клиент — босс, всё то же самое.

Как-то мы снимали сцену фильм в стиле 80-х, и для этого нам на два дня был нужен весь Крещатик. Его надо было не просто закрыть, но и передекорировать: то есть все магазины Adidas, Nike убрать, всё стилизовать... Что хорошо для нас: здесь такие вещи решать пока легче, чем во многих западных странах. Здесь многое строится на отношениях. Если ты знаешь человека, всё более-менее легко решить.