Традиционный фестиваль современного искусства «ГогольFest» всё-таки состоится в этом году. Проблемы с финансированием, которые всегда были актуальны для мероприятия (проводится с 2007 по 2010 год) и не дали фестивалю состояться в прошлом году, актуальны и поныне. Киевская горадминистрация отказалась давать денег на фестиваль и предложила перенести его на следующий год. Идеолог и художественный руководитель Влад Троицкий в свою очередь признался, что больше не может организовываться фестиваль на свои деньги. Только месяц назад стало известно, что «ГогольFest-2012» проведут с 21 по 29 сентября на площадке экспериментально-механического завода на Выдубичах и снова на деньги организаторов. 

 

Влад Троицкий

 

— театральный режиссёр, основатель Центра современного искусства «Дах». Родился в Улан-Удэ, Россия. В 1987 году окончил радиотехнический факультет КПИ, в 1990-м — аспирантуру, в 2002-м — режиссерско-актёрский факультет ГИТИСа. Основал «ГогольFest».

 

В этом году я решил не ждать помощи властей. Изначально планировали проводить фестиваль на ВДНХ, но после сложных и невнятных переговоров с горадминистрацией это оказалось нереальным. Так как денег не было и, собственно, нет, я пошёл по друзьям, знакомым. Переговоры с Выдубичами велись ещё в 2010-м — в итоге хозяин экспериментально-механического завода предложил проводить следующий фестиваль в его локациях. 

Прямая речь: Влад Троицкий о «ГогольFest-2012» и отношениях с властями. Зображення № 1.

Отличие Александра Попова от других чиновников — в том, что он первым сказал мне, что хочет поддержать «ГогольFest». До него подобных заявлений никто не делал. Другое дело, насколько его желание сопряжено с возможностями. У меня никогда не получалось серьёзного диалога с государством: то, чем я занимаюсь, к сожалению, актуально не в этой стране. 

На днях встречался с представителями горадминистрации по поводу «ГогольFest-2013». Мне сказали: «Да, мы хотим». Но для того, чтобы проводить фестиваль, нужно определиться с локациями, финансированием. Причём всё это нужно сделать до середины декабря — чтобы успеть подвязать проект под культурные институции других стран, найти спонсоров. Спросил у властей: если они хотят большой театральный фестиваль, то каковы их амбиции? Если хочется звёзд, нужно понимать, что за один спектакль хорошего европейского театра нужно заплатить минимум $100 000. 

 

 

 

 

за один спектакль хорошего европейского театра нужно заплатить минимум $100 000.

 

 

 

 

Политики — несвободные люди. У них свой кафкианский мир, трэш и очень сложная игра, правил которой они сами не понимают. Если входишь в серьёзные государственные институции и заранее не оговариваешь правила — всё пропало. Важно договориться: если это игра в Россию, империю, тогда делаем большой фестиваль типа Чеховского; если игра в европейскую демократию, то и фестиваль создаём соответственный. Но в Украине нет никакой преемственности. Сегодня мэр Попов говорит: «Я хочу „ГогольFest!“», — а завтра придёт новый мэр и скажет: «Я уже не хочу».

Программа 2012 года собиралась в последний момент, потому что решение проводить фестиваль мы приняли только в середине августа. Формат в этом году таков: это толока, куда каждый приходит с тем, что у него есть. В театральной программе «ГогольFest» будут участвовать все, кто подал заявки. Мы принципиально не отбирали спектакли — здесь каждому даётся возможность выступить. Таков принцип толоки.

Главная составляющая фестиваля — люди, которые на него приходят, они открыты и готовы участвовать в происходящем, у них не потребительское отношение, мол, развлекайте меня, а именно созидательное. 

Прямая речь: Влад Троицкий о «ГогольFest-2012» и отношениях с властями. Зображення № 2.

В Украине нет ни одного большого фестиваля, который бы проводился на деньги из госбюджета, — грех не делать его в Киеве. Киев ведь претендует на статус европейской столицы.

Уровень культуры отражает уровень политики. В Украине нет политики — есть междусобойчик очень узкого круга людей, которые считают, будто бы они определяют лицо страны. На самом же деле лицо страны определяют люди, которые в ней живут, — очень важно это осознавать. Государственное мышление появляется, как только ты приходишь к пониманию, что сам несёшь ответственность за свою судьбу, судьбу своего города и страны. В эту секунду возникает настоящее гражданское общество, а не рабская, унылая, равнодушная масса. 

 

 

 

 

это вирус и катастрофа: в Украине появится совершенно новый контент и контекст.

 

 

 

 

Хочу создать проект «Настоящая Украина». Идея в том, чтобы собрать пул журналистов и сделать интернет-ресурс. Там любой украинец сможет написать что-то вроде этого: «Ежедневно в 12 часов дня я выхожу на Майдан и на протяжении 15 минут читаю произведения Тараса Шевченко». И каждый журналист освещает это в своём медиа — в газете, на телеканале, интернет-сайте. Это горизонтальный проект, в котором нет иерархии. С одной стороны, есть люди, которые проявляют активность, с другой — журналисты, которые её освещают. Но это вирус и катастрофа: в Украине появится совершенно новый контент и контекст. 

В каждом из нас есть бог. Человек должен задумываться о смысле своей жизни и о том, что оставит после себя. Как только у людей появляется способность к такого рода размышлениям, они задумываются над тем, что нужно сделать на протяжении жизни.

Прямая речь: Влад Троицкий о «ГогольFest-2012» и отношениях с властями. Зображення № 3.

Завтра — значит никогда, есть только здесь и сейчас. Понимание этого даёт большую ответственность за сегодняшний день. Можно быть кем угодно — дворником, режиссёром, учителем, врачом, музыкантом, — но когда начинаешь любить своё дело, сознание затачивается под то, что сегодняшний день — самый главный. Это и есть твоя жизнь. 

Можно прикрывать своё бездействие тем, что страна плохая, люди равнодушные. Но думать, что кто-то придёт и что-то за тебя решит, сделает — инфантилизм. Свобода — это мера ответственности, которую человек готов на себя взять. А затем, в рамках этой ответственности, делать своё дело. Проблема людей — в страхе свободы. Для большинства невыносимо понимать, что не кто-то решает за тебя, а ты сам решаешь. В ужасе думаешь: «Ёлки-палки, я свободен, что же мне теперь делать?»

 

 

 

 

Идеальная модель «ГогольFest» — постоянно действующая институция.

 

 

 

 

Идеальная модель «ГогольFest» — постоянно действующая институция, мощный культурный молл. Например, собрать под одной крышей нескольких сильных культурных операторов: «Артхаус Трафик», культурно-образовательный центр «Мастер-класс», пост-продакшн какого-то телеканала. И при этом объединении открыть школу, где люди со всей Украины смогут получать любого уровня и качества знания.

Прямая речь: Влад Троицкий о «ГогольFest-2012» и отношениях с властями. Зображення № 4.

Чтобы формировалась культура, необходим контекст. В России есть имперская культура, и ты можешь выйти и высказаться против этого. Например, как делает «Театр.doc» (Театр документальной пьесы, некоммерческий независимый проект. — Прим. ред.). Фактически он сформировал новое видение русского театра. В Украине нет культурного контекста. Украины в принципе нет: ни в сознании европейцев, ни в сознании русских. Но самое главное — в сознании украинцев.

Чтобы развивать культуру, нужна поддержка — либо государства, либо частных инициатив. Всё будет зависеть от того, насколько люди с деньгами будут готовы в этом участвовать. Сейчас агрессивно-депрессивные настроения — и в социуме, и в бизнесе. Предчувствие того, что завтра будет только хуже, поэтому очень сложно разворачивать проекты уровня «ГогольFest».

 

 

 

 

Таким образом, в течение года-полутора на всех крупных европейских площадках появятся украинские спектакли.

 

 

 

 

 

Как сделать так, чтобы украинский театр через год был представлен на ведущих мировых театральных фестивалях? Вот рецепт: в Украине на базе любого крупного театра открывается центр инновационной режиссуры. Этот центр заключает договора с крупными театральными фестивалями (Авиньонским, Чеховским), которые рекомендуют со своей стороны по три молодых режиссёра. Эти режиссёры приезжают в Украину и ставят спектакли — по своим сценариям, но с украинскими актёрами. Средний бюджет одной постановки — $ 30 000, срок — пять недель. Например, есть четыре крупных фестиваля, значит, за год готовится 12 спектаклей. Когда постановки готовы, эксперты этих фестивалей обязательно приезжают в Украину, чтобы посмотреть, что поставили здесь их протеже. Так как рекомендовали троих, одного из них обязательно приглашают на фестиваль. Таким образом, в течение года-полутора на всех крупных европейских площадках появятся украинские спектакли. При этом наши студенты работают ассистентами европейских режиссёров — вникают в процесс, язык театров. Также в обязанность этих студентов должно входить сопровождение режиссёра во время гастролей. В результате через два года мы получаем плеяду молодых украинских режиссёров, которые научились разному языку театра, — немецкому, английскому, французскому, русскому. Если студент не дурак, у него формируется своё видение — и не местечковое, а европейского и мирового контекста. А так как у него уже налажены связи с конкретными людьми в Европе, появляется возможность разных коллаборационных проектов. Для реализации всего этого проекта необходимы две вещи: здание и 500–600 тысяч долларов в год. 

Фото: Аня Гариенчик